«Петербург впору уже называть российской «столицей сифилиса»

Сифилис, чесотка и даже ужас Средневековья — проказа (лепра) — имеют прописку в Петербурге. Пока государственная медицина изо всех сил пытается держать ситуацию под контролем, частники предлагают вылечиться «одной таблеткой». Как результат — рост заболеваемости «стыдными» болезнями.

Петербург впору уже называть российской «столицей сифилиса» — у нас заболеваемость по нему в 1,5-2 раза выше, чем по России. Ситуация, конечно, не столь критична, как была в середине 90-х годов ХХ века, но оптимизма явно не добавляет. Несмотря на все усилия врачей, лучше она не становится — с каждым годом количество больных «французской болезнью» растет, а полномочия и возможности медиков по выявлению и лечению больных — снижаются.

Как рассказала заведующая организационно-методическим консультативным отделом по дерматовенерологии городского кожно-венерологического диспансера Ольга Гайворонская, ситуация с этой опасной болезнью в Ленинграде-Петербурге всегда была неблагополучной, причем именно сифилис лидирует среди прочих венерических заболеваний. По ее словам, это объясняется не только геополитическими причинами: месторасположением Петербурга как города-порта и «ворот в Европу», не только большим количеством жителей. В Москве, как утверждает специалист, ситуация по тому же сифилису намного лучше, хотя и население столицы больше, и транспортных путей-дорог не меньше. По мнению специалиста, основную картину неблагополучной ситуации по заболеваемости «люисом» делают мигранты, которые в последние годы все чаще и больше везут «французскую болезнь» в Северную столицу, а также наркоманы. Среди объективных и объяснимых причин такой удручающей статистики — неплохо налаженная в городе диагностика, позволяющая поставить и зафиксировать
диагноз.

Данные заболеваемости сифилисом за 2012 год еще подсчитываются, однако в сравнении с 2011 увеличение идет примерно на 3%. В 2011 году, по данным Роспотребнадзора, заболеваемость сифилисом в Санкт-Петербурге составила около двух тысяч человек. Точнее: за 8 месяцев 2011 года зарегистрировано 1 тыс. 641 случай заболевания «французской болезнью» (в 2010 году было 1 тыс. 312 случаев), из них 8 случаев — у детей (в прошлом году — 5), и 2 — у подростков (6 случаев в
2010 году).

Гайворонская уточнила, что, наряду с сифилисом, неблагополучна ситуация в городе с заразными кожными болезнями, и в первую очередь с чесоткой и дерматомикозами (различными грибковыми заболеваниями). Зато улучшилась ситуация с гонореей, которой сейчас либо болеют меньше, либо лечатся самостоятельно — благо, что она поддается лечению лучше, чем прочая аналогичная зараза.

Вообще Петербург можно назвать энциклопедией КВД (раньше, кстати, эта аббревиатура кожно-венерологического диспансера навевала ужас на каждого, вынужденного заглянуть в это медучреждение за справкой для бассейна или подлечить псориаз).

«Кожно-венерических заболеваний всего в мире около 2 тысяч, 20-30 видов из них постоянно фиксируется в Петербурге», — говорит Гайворонская.

Помимо традиционных и, увы, уже банальных, как сама вошь, педикулезов и чесотки, в «культурной столице» активно размножаются разнообразные грибки (по-научному, дерматомикозы), причем, чем больше средств от них предлагает реклама — тем коварней и изощренней становятся сами грибки.

По-прежнему трудно истребим педикулез, который, в общем-то, болезнью КВД-профиля не считается, а называется «носительством паразитов». Но с этим даже Ленин не справился, говоря о том, что «социализм вшей не победил»…

Много возможностей для потенциальных пациентов КВД предлагают бани и бассейны. Врачи утверждают, что подцепить там какую-нибудь «плавающую в воде» бледную трепонему вряд ли возможно, а вот грибок или подошвенную бородавку — как нечего делать. Поэтому специалисты настаивают на обязательных собственных резиновых тапочках и, по возможности, средствах дезинфекции ног.

«Гонорея из бассейна или сифилис из общественного туалета — «отмазка» для нечестных мужей», — уверяет Гайворонская. По ее словам, за все годы работы ни она, ни ее коллеги ни разу не сталкивались с такими случаями. Путь передачи инфекции — почти исключительно половой, потому эти болезни и входят в разряд ИППП (инфекций, передающихся половым путем).

Также медики весьма скептически относятся к байкам об облепленных вшами, лишаями и прочей нечистью поручнях в вагонах метро или примерочных в магазинах. По словам специалистов, теоретически вероятность подхватить какую-нибудь кожную заразу там есть, но при соблюдении
ряда условий: очень тесного прямого контакта, сниженного иммунитета и поврежденной кожной поверхности. К тому же непосредственно перед тем, как вы возьметесь за поручень, за него должен не только подержаться, а весьма сильно потереться больной человек больным местом. И потом вы должны также потереться, а еще лучше — облизать потом пальцы.

Хуже ситуация с обувью — при примерке можно действительно подхватить какой-нибудь грибок. Чем тоньше носок, на который примеряете обувь — тем с большей радостью на ваши ноги перекочуют чужие споры.

Гораздо реальнее в Петербурге подхватить чесотку, причем, как уверяют дерматовенерологи, ее очень часто принимают за аллергию и отличить одно от другого может только врач при соответствующих анализах.

«У нас даже есть понятие такое — «чесотка интеллигентных людей», — рассказывает Гайворонская. — Речь идет о чрезвычайно чистоплотных, даже маниакально чистоплотных людях, которые по многу раз на дню моют руки, принимают душ и каждую минуту вытирают руки влажной салфеткой. Именно у них заболевание протекает очень медленно и атипично. Человек «почесывается», но думает, что это
пищевая аллергия, постоянно моется, но ведь болезнь остается, и он является ее переносчиком! Поэтому человек может «чесаться» годами, заражая других, и не ведая, что это — чесотка».

Вердикт специалиста категоричен: при любых длительно протекающих зудящих кожных заболеваниях — немедленно к врачу! Причем желательно не к частнику, которых сейчас полно, а в КВД. К тому же там все бесплатно, включая анализы.

«Раньше ряд заболеваний нашего профиля считались социально опасными, больные подлежали обязательному лечению, причем лечить могли только в государственных медучреждениях. В середине 90-х ИПП пустили «на вольные хлеба», и пошло: «лечу сифилис одним уколом», — говорят
врачи. Но зачастую даже хороший честный врач в такой клинике может снять острую картину заболевания, а что дальше с пациентом и вылечился ли он — неизвестно. Пациент решает, что здоров, и больше на прием и анализы не приходит. А ведь болезнь может быть только приглушена, загнана вглубь. Это огромная проблема».

По словам Гайворонской, из десятков частных петербургских клиник этого профиля не более 20-ти предоставляют в соответствующие службы статистику количества опасных венерических заболеваний. Поэтому реальное количество больных намного больше, чем мы представляем.

«Сейчас мы можем только убеждать и уговаривать больных лечиться, — рассказывает врач ГорКВД. — Но осознают это единицы. Очень много больных наркоманов, они попросту сбегают из больницы. Им нужна доза, и им абсолютно все равно, сифилис у них или ВИЧ. А обязать лечиться принудительно мы теперь не имеем права — такое законодательство. Уголовная ответственность предусмотрена только за сознательное заражение социально опасным заболеванием, но это очень трудно доказать. В некоторых случаях может быть административная ответственность, но она тоже предусматривает уговоры».

Гайворонская и ее коллеги не скрывают, что огромный процент статистики по сифилису дают прибывающие в город мигранты. Тех, кого удается выявить в ходе обязательного медосмотра, депортируются обратно. Но, напомним, на срок до 90 дней мигрант может работать в России без медосмотра и документов, а кого он сможет заразить за это время, остается только в ужасе
догадываться.

Впрочем, угрожает Петербургу не только «ближнезарубежный» сифилис, но и жуткая, казалось бы, давно забытая экзотика. Пару лет назад в Северной столице был официально зарегистрирован случай заболевания проказой — страшной лепрой. Ее привез из Индии петербуржец, часто бывающий в этой стране.

Лепрозории вблизи Петербурга уже давно прекратили свое существование, но два оставшихся в стране лепрозория — под Астраханью и в Подмосковье — до сих пор действуют. У того пациента удалось приостановить течение болезни, хотя проказа неизлечима. Единственным утешением служит то, что жена несчастного не заболела — это к тому, что все-таки не всякая зараза пристает.

Марина Бойцова
Источник: rosbalt.ru

начальная дата: 09.02.2013

Теги: эпидемии, болезни, санкт-петербург

Рекомендуем:

Добавить комментарий

Name and email are required. Your email address will not be published.